ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Рустам Шагиев: «На Берлинском марафоне вполне мог стать третьим»

14 сентября 2018г.

В ближайшее воскресенье состоится 45-й Берлинский марафон, обладающий самой быстрой трассой в мире. Доказательством тому служат девять мировых рекордов, установленные на ней — семь мужских и два женских. К тому же мужской актуален и по сей день — 2:02.57 (Деннис Киметто, 2014 г.).

За своими личниками в столицу Германии нынче отправились и многие российские любители.

Меж тем в 1991 году на этом престижном марафоне четвертым финишировал наш Рустам Шагиев из Ульяновска, показав результат 2:11.53. Кстати, тоже лучшее достижение Рустама за всю его непродолжительную беговую карьеру. Это самое высокое место, на какое когда-либо поднимались россияне в Берлине.

Рустам Шагиев после победы на SIM-марафоне в 1994 году

Позвонил сегодня в Ульяновск, поинтересоваться, помнит ли Рустам тот свой рекордный забег.


— Конечно помню, — услышал в ответ бодрый голос 55-летнего мужчины. — После этого марафона неоднократно корил себя за тактическую ошибку. Если бы на заключительной части дистанции поступил благоразумнее, думаю, имел бы весомые шансы быть третьим. Собственно, еще за километр до финиша я и находился на этой позиции. Бежал не оборачиваясь. Но в начале 42-го километра мимо меня пулей пролетел марафонец из Польши. Я тоже следом за ним резко повысил темп, чтобы его не отпустить. Но уже метров через 150 почувствовал, как здорово закислился и потерял легкость в ногах. Они стали словно свинцовыми. Меж тем поляк, оторвавшись от меня секунды на четыре или пять, сбавил темп, поддерживать набранную скорость ему оказалось больше нечем. Так мы и финишировали с минимальным зазором все в те же четыре-пять секунд.

Когда баталия закончилась, он мне признался, что всегда так делает, чтобы выбить соперника из колеи — концентрирует свои последние силы на короткое ускорение, далее «умирает» сам, но и напрочь «вырубает» соперника.

Потом-то я осознал, если бы скорость переключил не резко, а наращивал ее понемногу, то избежал бы такой закисленности организма, и тогда мог бы потихонечку подобраться и накрыть «провокатора».

Когда-то в уже далеком 1995 году мне довелось взять у Рустама Шагиева развернутое интервью. Опубликовал его в журнале «Бег и мы». Этот номер журнала, на удачу, сохранился в моем архиве. Вот несколько довольно любопытных выдержек из него:

«До службы в армии я жил в деревне. О каких-либо тренировках и слышать не слыхивал. Вернувшись, поступил учиться в автомеханический техникум. А там в первую же осень надо было вступать в соревнованиях по бегу за группу. Дистанция 1000 м. Бежал, смешно вспомнить, в сандалиях. Но занял, между прочим, второе место. Результат показал где-то в районе трех минут. Тогда мне было уже 21 год. И меня пригласил заниматься к себе в секцию Николай Дмитриевич Карпов. Он мой первый и единственный тренер. Надо заметить, он всегда набирал себе новичков в группу не моложе 17-18 летнего возраста. Считал, что для тренировок на выносливость раньше не целесообразно. Организм еще не окреп».

«Первым марафоном для меня стал ММММ 1984 года, в рамках которого проводились международные соревнования «Дружба» — альтернативные Олимпиаде в Лос-Анджелесе. Я пробежал его с результатом 2:39.05 и проиграл своей жене Наталье Бардиной почти минуту».

«За несколько месяцев до окончания техникума передо мной встала серьезная карьерная дилемма: спорт или перспектива привилегированного советского служащего, ибо меня стали “сватать” стипендиатом в Московский международный университет имени Патриса Лумумбы. Вопрос о моем зачислении туда решался практически на сто процентов при одном моем согласии. Основывалось это на том, что я проходил по всем трем главным критериям отбора: заканчивал техникум с красным дипломом, отслужил в армии и был кандидатом в члены КПСС. В случае моего согласия на учебу в университете после его окончания мне гарантировалась работа в каком-нибудь советском представительстве в одной из африканских стран. Но я принял решение остаться в Ульяновске».

«На Олимпиаду 1988 года в Сеул я не попал, так как на отборочных соревнованиях финишировал только шестым. Оно и понятно, был еще молод и неопытен. А вот через четыре года на Игры в Барселоне, считаю, меня просто отцепили. На место третьего человека в команде претендовали я и Романчук из Украины. В нее уже вошли Яков Толстиков и Владимир Буханов. Но так как на этой Олимпиаде выступала уже не команда СССР, но еще и не России, а некое переходная структура, то в перетягивание одеяла вмешалась политика, в результате третьего вообще не взяли, хотя объективно по результатам чаша весов была на моей стороне».

«В 1986 году всего после двух лет целенаправленных тренировок мне удалось победить на Спартакиаде народов России, а следом и Спартакиаде народов СССР. Из относительно успешных выступлений можно также отметить четвертое место на Берлинском марафоне 1991 года с личным рекордом 2:11.53, второе место на всемирной Универсиаде в Дуйсбурге, пятое на марафоне в Фукуоке, шестое в Лос-Анджелесе. Дважды бежал Нью-Йоркский марафон, финишировал десятым и двенадцатым. Четырнадцатым был в Лондоне».

«Я всегда тяготел к скоростной работе. Но ее без предварительного большого объема не сделаешь. Поэтому в ударные месяцы набирал свыше 1000 км. Самый большой километраж, какой когда-либо набегивал за месяц, 1180 км. Именно после таких тренировок спустя некоторое время и удавалось показать свои лучшие результаты. Тренировался практически всегда дома в Ульяновске. На сборы почти не выезжал».

«Беговую карьеру закончил в 1995 году в возрасте 32 лет, после того, как впервые сошел с дистанции на марафоне в Омске, где дважды до этого выигрывал и получал в награду автомашины. Посчитал, если сошел, значит, пора уходить, устраивать жизнь, растить детей».

просмотрено: 673 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»