ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Победный забег Мосеева на чемпионате Европы-1978

3 сентября 2018г.

Ровно 40 лет назад 3 сентября в Праге в рамках чемпионата Европы по легкой атлетике состоялся марафонский забег. Для нашей страны он стал особенно знаменательным, ибо его выиграл Леонид Мосеев. Победа крайне редкая — за всю историю отечественной легкой атлетики таких титулов в марафоне удостаивались только два наших соотечественника — Сергей Попов в 1958 году и Леонид Мосеев.

В книге «Мосеев. Победитель или побежденный?», вышедшей в свет во второй половине июня нынешнего года, этому забегу посвящена целая глава. На правах автора издания публикую эту главу с некоторыми сокращениями на нашем сайте www.bim-run.ru.


…На дорожку стадиона вывел нас судья при участниках. Первым объявил меня, тем самым еще раз подчеркивая, кто здесь сегодня фаворит. Я занял место у бровки. А у самого в мыслях: «Ребята, мне бы добежать, а не о первом месте думать». Не могу понять, в чем дело: какой-то груз придавил, во всех движениях ощущалась тяжесть — то ли психологическая, то ли физическая. Набегал-то за месяц я много — 912 километров, и далеко не одних спокойных кроссов. Обычно на разминке перед стартом бежишь, копыта бодренько цокают, а тут не чувствовал ни мажорного звона в мышцах, ни легкости — какое-то старческое шлепанье. Потом, после марафона, анализировал, может, как раз мозг и оберегал меня, чтобы лишние эмоции не выплеснуть, подсказывал, что надо расслабиться.

Тем временем рядом выстроились такие асы, как олимпийский чемпион Вальдемар Церпински, чемпион Европы бельгиец Карел Лисмон, который вдобавок на Олимпиаде в Монреале опередил меня более чем на две минуты и финишировал третьим. Словом, собралось человек десять, кто мог бы при тех или иных обстоятельствах надрать мне задницу.

Дали старт. Пробежали немного по стадиону и ушли за его пределы, на асфальтовую трассу. А накануне мы с Колей Пензиным вышли прогуляться по ней. Не по всей, конечно, а так, по заключительным двум-трем километрам. Коля во время этой прогулки мне и говорит:

— Леня, ты, конечно, извини, но мне приснился сон, что вот на этом спуске я от тебя завтра начну убегать.

Я осмотрелся вокруг, прикинул, сколько примерно от этой точки до финиша. По моему глазомеру получалось метров 400–500.

Я Коле отвечаю:

— Ладно, согласен. Ты выиграешь, я — второй.

Трасса была проложена по принципу «туда — обратно». На дальнем развороте, который находился в городке Лидице, в основной группе нас насчитывалось человек десять, может, даже и больше. Подбежали к пункту питания. Почти не сбавляя скорости, я успел схватить со стола свою индивидуальную бутылочку со сладким чаем. Но когда снял крышку и начал пить, часть жидкости выплеснулась мне на руки. Они стали липкими — ощущение не самое приятное. А на ответственных соревнованиях любая мелочь имеет значение. Бежавший рядом Церпински, видимо, заметил это и протянул мне губку, смоченную водой. Я ему кивнул в знак благодарности, даже, кажется, что-то сказал, типа: thank you или danke schön. Словом, титулованный соперник повел себя по-джентельменски.

На следующем пункте питания, уже в районе 25-го километра, Коля Пензин попросил мое питье. Конечно, дал, какие проблемы. Только удивился. А вдруг у меня в бутылочке что-то такое, что ему не пойдет? Тогда из-за необдуманного поступка можно завалить самый главный старт в своей жизни. Это я так, теоретически, хотя, разумеется, Коля был в курсе, что я, кроме сладкого чая, для марафона ничего другого себе не готовлю. Но кто знает, что мог намешать туда на сей раз.

В лидирующей группе нас осталось уже человек пять-шесть: Церпински, Лисмон, румын Андрейка и мы с Пензиным… Точное количество я не знал, не считал. Бежал на острие. Не имел представления и о том, на каком расстоянии от нас отставшие.

В районе 39-го километра начался длинный тягун, километра на полтора. Здесь мы еще были все вместе. Первым дернулся вперед румын. Мы сели ему на хвост, не отпустили. И тут у меня в голове зазвучала музыка — приятная, популярная мелодия, из западных. Она мне очень нравилась. Жаль, сейчас никак не могу вспомнить. Но я все это дело пресек на корню: стоп, думаю, рано еще, чтобы трубы и барабаны заиграли.

Проскочили отметку 40-го километра. Румын по-прежнему в лидерах. Но мы все здесь, рядом, дышим ему в спину и, как охотники, стережем добычу. Следом попробовал вырваться вперед Церпински. Тут уже началась реальная борьба — не бег, а настоящее бодалово. Смотрю, нас уже плечо к плечу бежит только четверо: мы с Колей, Церпински и Лисмон. И поддаем чуть ли не во все лопатки, рога в землю — кто кого.

И вот достигли того спуска, о котором накануне мне говорил Пензин. Меж тем Коля здесь начал издавать неимоверные стоны. Я даже подумал: все, сейчас отвалится. Такого умирания раньше за ним никогда не наблюдал, а соревновались мы вместе все-таки часто. Однако этот уральский парень с крепким характером вдруг включил повышенную передачу. Все, как ему приснилось. Трасса пошла под уклон, и Коля стал молотить голова — ноги. Откуда только силы взялись! Но я сразу поймал его ускорение. Помог опыт из стайерского бега — нельзя терять контакта с впереди бегущим.

В воротах, под трибунами, через которые нам предстояло вбежать на стадион, был уложен дощатый настил, так как там в оригинале находились ступеньки. По этому настилу предстояло пробежать немного вверх. Перепад высоты небольшой, порядка одного метра. Подъем пологий. Мы бросились перебирать ногами, доски под нами слегка заиграли. Вижу, товарищ мой на этой игре чуть-чуть подсел, похоже, не попал в резонанс. Выбегаем на дорожку, Коля по-прежнему на полшага впереди. Я держусь справа возле его плеча и пытаюсь понять, сколько же осталось до финиша — то ли 250 метров, то ли еще к ним надо приплюсовать 400-метровый круг.

Выкатились на последнюю 100-метровую прямую. Я в замешательстве — так последняя стометровка или еще круг бежать? Если последняя, то Пензина надо срочно обходить. Тактически и физически к этому был готов, силы все не растратил. И говорю Коле четко и внятно:

— Коля, извини, я пошел.

Он даже не дернулся, один лишь стон донесся с его стороны. На этих последних 80 или 90 метрах выиграл у него около пяти-шести метров. Пробежал финишный створ. Оборачиваюсь, вижу: Коля не останавливается. Опять никак не могу до конца понять: финишировал я уже или еще круг? На всякий случай продолжаю неспешно бежать по виражу, смещаясь ближе к бровке. Искоса поглядываю на Пензина, не подпуская его близко к себе. Коля остановился, и я тоже. Он потрусил в мою сторону — я от него потихоньку убегаю, держу расстояние. Не было еще у меня стопроцентной уверенности, что марафон для нас закончился. Наконец, громко его спрашиваю:

— Коля, ну что, все?

— Да, Леня, все!

И тут я даже про себя в сердцах выругался: «Елки-палки!» Знал бы, что это действительно были последние метры, может, и эмоции какие-нибудь позволил проявить: руки бы, например, поднял, зрителей поприветствовал — словом, устроил бы себе и трибунам небольшой праздник. А так — все как-то очень буднично получилось, словно и не чемпионат Европы выиграл. А ведь тогда эти соревнования в легкой атлетике значились по рангу, по престижности вторыми вслед за Олимпийскими играми.

Закончил марафон относительно свеженьким. Конечно, начни кто-то из соперников ускоряться раньше, мог бы показать результат и выше. А что сам не пошел в лидеры, так для меня главной задачей была победа, а не результат. Хотя и он в итоге получился для тех лет весьма приличным — 2:11.57,5.


От автора. Друзья, если кто-то из вас, прочитав этот короткий отрывок из книги, изъявит желание приобрести ее, напишите мне в личку в соцсетях FB или VK. Можно и на электронный адрес bimrun@bk.ru.

Б.П.
просмотрено: 403 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»