ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Готовится к выпуску книга о легендарном марафонце Леониде Мосееве

4 апреля 2018г.
Леонид Мосеев

В ближайшие пару-тройку недель планирую закончить текстовую часть работы над книгой о нашем легендарном марафонце Леониде Мосееве. Писал ее всю зиму. Вот уже и дизайн обложки готов. Потом технические вопросы: корректура, верстка, печать. На них уйдет еще месяца два. По предварительным расчетам книга должна увидеть свет в конце июня - начале июля. Если она найдет своего читателя, то задуманная серия "Марафонцы с большой буквы" будет продолжена.

К чему я все это? К тиражу книги. Какой заказывать? Пока совершенно непонятно - 1 тыс. экз., 1,5 тыс., 2 тыс... Все зависит от вас, дорогие друзья, приверженцы бега, марафона. С нетерпением буду ждать ваши сообщения о намерении приобрести такую книгу. Пишите на эл. адрес bimrun@bk.ru или оставляйте сообщения на Facebook, если вы пользователь этой соцсети. Там книга тоже проанонсирована.

Долго ломал голову, от какого лица писать книгу - от первого или от третьего. Пробовал и так, и эдак. В итоге решил - от первого, от лица самого Мосеева. Мне показалось, так будет более выразительно.

Сегодня публикую короткий отрывок из главы, где речь идет о московской Олимпиаде-80.

*************

До 15-го или даже 20-го километра мы бежали приличной по составу группой. В ней было человек семь-восемь: наши Владимир Котов и Сатымкул Джуманазаров, голландец Герард Нейбур, Вальдемар Церпински из ГДР… Держались плотно — одни плечом к плечу, другие кто метр впереди, кто метр сзади. Образовался некий авангард, головная линия атаки. Сам я на первую позицию не дергался. Бежал, как охотник. Выжидал. Проверенная тактика. И даже к отметкам 25 км и 30 км группа мало кого потеряла. Но разборки рано или поздно должны были начаться. И они начались. На 35-м километре.

Сколько нас на тот момент нос в нос терлось рядом на самом деле, не имел никакого представления. Бежал не оглядываясь. И вот начинает уходить вперед чемпион монреальской Олимпиады Церпински. Я пытаюсь зацепиться за него, но с ужасом осознаю, что прибавлять то нечем. Тем временем он продолжает плавно наращивать скорость, диктуя свой темп. А я этот темп не держу. Тут еще из-за спины вываливается Нейбур. И тоже пошел вперед. Посылаю сам себе команду: хоть за ним потянись. Но тело мое, весь организм в ответ: ты в кандалах, на ногах пудовые гири, дальше — только на зубах, через трижды не могу.

Вижу, рядышком на плече завис Джуманазаров. Такое ощущение, что ждет чего-то. Весь в нерешительности, в растерянности. Мне даже показалось, что он немного притормозил, смотрит на меня и ничего не может понять. Ведь я для него всегда был лидером, первым номером, ведущим. И на тренировках, если выпадало делать их вместе, и на соревнованиях. И вот теперь такой поворот сюжета. Он, возможно, даже предположил, что я задумал что-то особенное в тактическом плане.

Словом, от нас удаляется Нейбур, не говоря уже о Церпински. Теряем с ними контакт. И тут я выдаю фразу:

— Сатымкул, не стой возле меня, беги, не упускай их.

Если бы я тогда отмолчался, не сказал эти слова, неизвестно, сколько времени Сатымкул еще оставался бы возле меня, теряя драгоценные секунды. Потом мне было бы стыдно перед товарищем. Сам-то я уже понял, что моя песенка спета. Но стиснув зубы терпел. Бегу и про себя веду счет: первый, второй, третий. Могу быть только четвертым в лучшем случае.

При этом нельзя сказать, что такое осознание убило меня психологически. Как раз психологически я и не думал сдаваться, твердил себе: бежать, бежать, бежать…. Я продолжал работать. На чем? На каком горючем? На каком движке? На каких мотивациях? Даже не знаю. Все внутри было уже пусто, высосано до последней капли. Не осталось никакой надежды на то, что вдруг, может, что-то внутри прорвет, ослабит удавку, прибавит сил и еще смогу ускориться. Надейся — не надейся, а реалии — вот они. Я же не новичок. Все понимал. Теперь только чудо могло позволить мне попасть в призеры. И такое чудо зависело уже не от меня, а лишь от тех, кто стремительно с каждым шагом удалялся вперед. Марафон — дисциплина коварная, может выключить даже на самых последних сотнях метров. История знает такие примеры. Чудо могло случиться только если кто-то из тех троих, бегущих впереди, вывалился бы из обоймы, надломился. Пока ты не переступил финишную черту, на дистанции все может случиться...

просмотрено: 340 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»