ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Белградский марафон-1999 (часть II, заключительная)

18 апреля 2018г.

Залитый теплым утренним солнцем город почти ничем не напоминал о ночных авианалетах и бомбардировках. Позванивали на перекрестках трамваи, шуршали метлами дворники, женщина в спецовке заботливо поливала на клумбе уже распустившиеся цветы, на лавочках в тени деревьев сидели пожилые люди, не спеша просматривая свежие газеты. С виду — самая что ни на есть мирная картина. Увы, только с виду. Впрочем, весь Белград — и стар, и млад — наклеил себе на спины мишени-вызовы, тем самым показывая натовцам, кто на самом деле является агрессором.

Вскоре к нам в гостиницу заглянула наша новая знакомая Оксана Пуцаревич с 12-летней дочкой Юцией. Оксана россиянка, родилась и выросла в Ленинграде. Потом вышла замуж за югослава и уже десять лет как жила в Белграде. Вместе с дочкой они вызвались показать нам город. От Юции мы узнали, что в школу она, как и все остальные дети, не ходит уже почти целый месяц. Школы закрыты. И если в Югославии за лето все образуется миром, то осенью она пойдет снова в шестой класс. Прерванный учебный год для всех будет повторен заново.

На детском лице лежала печать взрослой усталости, и только редкая улыбка растворяла ее. Пуцаревичи жили на окраине города. А там, по большей части, и располагались промышленные объекты — вожделенная цель натовских бомбардировок. Юция рассказала, что спать она ложилась не раздеваясь. Только обувь снимала. В любой момент мама могла разбудить и вывести на улицу, чтобы там переждать налеты. Так делали все в их доме, да и в соседних тоже. Вот и всю ночь перед нашей встречей вместе с соседями они простояли под открытым небом и только под утро вернулись в свою квартиру.

Но сигналы тревоги раздавались над Белградом не только в ночное время. Тем солнечным днем мы небольшой интернациональной компанией обедали в уютном местечке. И в это время пронзительно завыла сирена. Побросав ложки и вилки югославские женщины тут же взялись звонить себе домой, предупреждали детей, чтобы те срочно бежали к соседям и вместе с ними искали подходящее укрытие.

Вечером накануне марафона костяк бегунов вместе с организаторами собрались на небольшое собрание-инструктаж. Мы уже знали, что классическую дистанцию разрешили бежать только небольшому ограниченному количеству участников. А конкретно — не более 30 человек. Это было условие военного коменданта города. Другое условие — все марафонцы должны следовать единой компактной группой, не растягиваясь по дистанции. Причем в очень приличном темпе. Третье, чтобы за нами шел автобус сопровождения, на случай срочной эвакуации с трассы.

Вопрос темпа вызвал некоторую дискуссию среди предполагаемых участников. Первоначально был озвучено контрольное время прохождения дистанции 3:00. Мы с моим другом Олегом Козловым немного напряглись, ибо имели личные рекорды всего на две-три минуты лучше объявленного времени. А сейчас, находясь не в самой лучшей форма, могли не выдержать нужного темпа. Но пока мы прикидывали свои возможности, контрольный результат попросили скорректировать в более слабую сторону сразу несколько марафонцев, приехавших из других мест. В частности, из Македонии, Болгарии, Румынии и Германии. Среди самих белградцев национальная федерация легкой атлетики уже отобрала сильнейших в стране марафонцев для участия в забеге, включая рекордсмена и чемпиона страны Борислава Девича. Им то такой результат был по силам. После непродолжительных дебатов контрольное время все-таки сдвинули на 3:10. Мы с Олегом облегченно вздохнули. Это уже более или менее для нас было реально. А вот два бегуна из Германии, прибывшие, как и мы, специально на этот марафон, остались расстроенными, ибо могли бежать только на результат 3:30.

Надо заметить, что помимо марафона, было принято решение провести массовый 5-километровый забег. Вот на него уже мог выйти каждый. В итоге желающих собралось порядка 15-20 тысяч человек. К ним примкнули и марафонцы, кто по тем или иным причинам не имел возможности отправиться в 42-километровый путь.

Утро 17 апреля в день Белградского марафона выдалось пасмурным. К месту старта мы пробирались сквозь множество людей: участников 5-километрового забега, зрителей, журналистов, телевизионщиков, фотографов. Для трех десятков марафонцев выделили специальную первую линию на старте. Нас легко узнавали, ибо только мы были одетые в одинаковые белые футболки с эмблемой Белградского марафона. Чтобы не тревожить мирный гул людей и звуки оркестра выстрелом пистолета, пусть даже стартового, сигналом к началу бега послужил белый голубь, выпущенный из рук легенды югославского спорта, серебряного призера Мельбурнской Олимпиады 1956 года Франьо Михалича.

Буквально через пять минут после старта на город обрушился ливень, сменившийся позже моросящим дождем. Почти до самого финиша он смывал с нас пот своими чистыми прохладными струями. Кто-то из бежавших рядом местных ребят сказал, что в облачную дождливую погоду натовские бомбардировщики не летают. Солнце снова засияло только в последние минуты бега. Словно сама неведомая праведная сила в этот день оберегала марафон и Югославию от пожарищ и разрушений. Хвала и слава этой силе, если она, действительно, есть.

Всю нашу немногочисленную монолитную группу марафонцев на финише встречало множество людей. Они не разошлись даже в дождь. Каждому на голову одели лавровый венок.

Переодевшись и немного отдохнув, мы все вместе вновь собрались за одним большим столом: и участники, и организаторы забега. Налили по 100 марафон-фронтовых граммов крепкой ракии. За прекращение войны, за мир, за дружбу, за марафон. Югославы запевали то свои народные песни, то русские — «Подмосковные вечера», «Вечерний звон», другие. Растрогали чуть не до слез. Откуда молодые сербские парни так хорошо знают наши песни? Вопрос для многих из нас. Ведь не специально же к этому вечеру они их учили. Что бы кто ни говорил, но это очень близкие нам души. Неоднократно доводилось слышать и одну местную шуточную поговорку, сложенную еще много-много лет назад: «Нас с Россией двести миллионов, без России — полгрузовика». Но события тех месяцев произвели на свет и другое ходовое выражение: «Русские, не бойтесь, сербы с вами!»

Для меня, действительно было не понятно, почему, например, на пресс-конференцию, прошедшую накануне марафона, не пришел ни один российский журналист. Пресс-зал одной из фешенебельных гостиниц еле вместил всех желающих. Присутствовали все крупнейшие югославские масс медиа и многие зарубежные. То, что там ждали и российские СМИ нет сомнения. Ведь даже выступить на ней предоставили возможность только трем людям — мэру города, директору марафона и вашему покорному слуге.

Оргкомитет марафона получил множество писем и телеграмм с поддержкой этого спортивного события из многих стран мира. Причем как от частных лиц, так и от очень авторитетных организаций. Одно из посланий пришло от тогдашнего президента Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), члена Международного олимпийского комитета итальянца Примо Набиоло, негласно считавшемся человеком номер два во всем спортивном движении планеты. Из российских же организаций ни одна не промолвила и слова.

Что касается меня, то всегда верил и продолжаю верить, что одна из миссий спорта — быть послом мира.

просмотрено: 525 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»