ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Апрель 1999. Югославия. Война. Белградский марафон

17 апреля 2018г.

Двенадцатый в своей истории Белградский марафон был назначен на 17 апреля 1999 года. Для себя эту дату я отметил еще месяца за два до старта, пролистывая календарь Ассоциации международных марафонов и пробегов (AIMS). Но в конце марта в Югославии началась война. Коалиция стран блока НАТО, в которую вошли 12 государств, начала бомбардировки военной и гражданской инфраструктуры страны. И все же в первых числах апреля я позвонил в Белград директору марафона Деяну Николичу.

— У нас идет самая настоящая война, — с болью в голосе произнес Деян. — Не до марафона. К тому же на днях попал под бомбежку ангар, где мы хранили все наше дорогостоящее оборудование. Он находился на окраине города в непосредственной близи от военного объекта. Заодно с ним стерли с лица земли и арендуемое нами здание.

Конечно, я все понимал. Но в памяти сразу всплыла героическая история времен Великой отечественной войны, когда в блокадном Ленинграде был проведен футбольный матч, здорово поднявший дух жителям города. Тогда, узнав о матче, геббельская пропаганда недоумевала: «Если мертвецы играют в футбол, то как можно победить этот народ?»

Нечто подобное я попытался донести до директора марафона. Деян, помолчав несколько секунд, ответил:

— А ты можешь то, о чем только что рассказал, изложить кратко на бумаге и прислать мне? У нас есть выходы на мэра Белграда. Я постараюсь убедить его, что марафон провести можно и нужно.

Войслав Михайлович - мэр Белграда (справа)
и Франьо Михалич призер Олимпиады 1956 года в марафоне

По горячим следам отправил Николичу по факсу листочек текста.

Через пару дней позвонил уже сам Деян и бодро проинформировал:

— Получил добро. Марафон будет. Но несколько в ином формате. Подробности потом. Если найдешь возможность, приезжай.

Я тут же стал обзванивать некоторых своих знакомых марафонцев с предложением присоединиться ко мне в этой поездке. Отозвались двое друзей — зеленоградец Олег Козлов и Валерий Ухов из Нижнего Новгорода. Валера дома как-то уладил вопросы с поездкой в горячую точку, а Олег даже заикаться не стал, жена точно бы не отпустила. Сказал ей, что уезжает на пробег в какой-то город у нас в стране.

Югославия была для нас страной визовой. По регламенту на ее получение требовалось дней десять. При таком раскладе мы никак не успевали к сроку. Попросил Деяна, чтобы он отправил факс-приглашение прямо на консульский отдел посольства Югославии в Москве. Что он и сделал. На следующий день отправились на Мосфильмовскую, где находилось посольство. Там подошли к сотруднику консульства, объяснили ситуацию, мол, на нас должно быть приглашение. Через пару минут к нам вышел седовласый консул. И как-то по-отцовски спрашивает:

— Эх, ребятушки, ребятушки. Повоевать что ли собрались?

Я ему в ответ:

— Мы на марафон.

Посмотрел он на нас внимательно еще раз, повертел в руках листок-приглашение и говорит:

— Ладно, давайте паспорта и посидите здесь с полчасика. Вернулся он даже немного раньше. Вручил наши краснокожие книжицы с проставленными визами. Да только и сказал:

— С богом.

Регулярные рейсы «Аэрофлота» в Белград были отменены. Впрочем, как и других авиакомпаний. Воздушное пространство над всей страной для гражданских самолетов закрыто. В посольстве нам подсказали, что добраться можно через Будапешт, а дальше — как повезет. В двух километрах от будапештского аэропорта московский рейс обычно дожидается микроавтобус из Белграда. Если натовцы еще не разбомбят мост через Дунай, то на автотранспорте проскочить можно.

Прилетели в Будапешт. Микроавтобус не сразу, но нашли. Помчались к венгерско-югославской границе. Пограничник с этой стороны несколько раз перелистав все странички наших паспортов, пошел что-то согласовывать со своим начальством. Вернувшись, нехотя и с ухмылкой поставил все-таки положенные штампики. Далее венгерская таможня несколько минут до последней нитки тормошила наши сумки. Обошлось. Зато по другую сторону нейтральной полосы такие же, но югославские, службы встретили с объятиями, приговаривая:

— Руси! Братки!

Первый на пути югославский городок Суботица. С виду все спокойно. Нормальная размеренная жизнь. Каждый занят своим привычным делом. На местном стадионе мальчишки играли в футбол. И только на следующий день мы узнали, что всего через несколько часов после нашего проезда через этот городок его бомбили самолеты альянса, целясь в какой-то завод.

Автобан, по которому мчался наш микроавтобус, оказался почти пустой. Одна-две машины на пять километров. Справа от магистрали остался Нови-Сад. Сразу же за ним Дунай. Мост еще стоял, но с покореженным металлическим ограждением. Кое-где оно вообще было снесено от бомбежек. По краям проезжей части валялись сожженные автомобильные покрышки.

Километров за пятьдесят до Белграда автобан оказался перекрыт людьми в военной форме. В столицу Югославии мы въезжали окольными путями через небольшие поселения. Второстепенные дороги были хоть и узкими, но в хорошем состоянии. Иногда они проходили мимо больших металлических ангаров, предназначенных для крупной сельскохозяйственной техники. Ворота некоторых были отрыты. Это дало возможность заметить, что в глубине каждого стоит по серебристому МиГу. Стало ясно, почему перекрыт широкий автобан. В нужную минуту на него могли вырулить эти боевые самолеты и совершить взлет. Получилась своеобразная взлетная полоса. Такая была конспиративная задумка югославских ВВС. Но, к горькому сожалению, лишь до поры до времени. Вскоре какая-то съемочная группа одного из российских телеканалов, сделала сюжет об этой маленькой военной хитрости и дала его в эфир. Словом, предательски открыла военную тайну. Аналитические службы НАТО, разумеется, это отследили, и вскоре начали бомбить все подобные ангары, расположенные вдоль широких автомагистралей.

Небольшая гостиница «Эксельсиор», расположенная в старинном фундаментальном здании в самом центре Белграда полностью пустовала. Оно и понятно. Буквально в двухстах метрах от нее находилось с одной стороны здание республиканского парламента — скупщины, с другой — городского. Скорее всего, поэтому потенциальные постояльцы не рисковали останавливаться в «Эксельсиоре», опасаясь, что оба парламента могут стать объектом бомбардировок. Тогда мало не покажется и гостинице. К тому же прецедент уже имелся. Примерно за неделю до нашего приезда с воздуха было атаковано здание МВД. Часть строения превратилось в руины. Осколки долетели и до соседних домов.

Но нам «Эксельсиор» вполне подходил, так как стартово-финишный городок марафона должен был располагаться всего в двух шагах от него.

По законам военного времени администратор гостиницы провела с нами исчерпывающий инструктаж. При воздушной тревоге следовало погасить свет в номере и, не пользуясь лифтом, спуститься по лестнице на первый этаж. Далее в сопровождении дежурного пройти в подвал, служащий бомбоубежищем.

Белград погружался в вечерние сумерки. Неожиданно за окном затрубила многоголосица автомобильных клаксонов. По нашей улице, сигналя что есть мочи, мчались сотни легковых такси. Над многими развевались флаги Югославии. Мы узнали, что таксисты спешили к одному из мостов через реку Сава, разделяющий город на две части. Таким образом они выражали свою солидарность с другими горожанами, которые тысячами выходили на мост в надежде, что его при таком количестве людей натовцы бомбить не посмеют. Быстро переодевшись в спортивную форму мы помчались в том же направлении по еще незнакомому городу. Наши искомый мост. Он действительно был полностью занят людьми. С ними мы и простояли до полуночи, пока все потихоньку не стали расходиться.

Вернувшись в гостиницу за полночь. Уставший от перелетов и переездов в течение целого дня, рухнул на кровать и провалился в глубокий сон.

Ночью в моем номере раздался телефонный звонок.

— Ты слышал сирену? — раздался в трубке взволнованный голос Деяна Николича. — Спускайся вниз. И возьми с собой своих товарищей. Там помимо администратора дежурит еще мой коллега от оргкомитета марафона. Он проводит куда надо. Пробормотав спросонья Деяну что-то невнятное, я прислушался к происходящему вокруг. Сирену, похоже, уже проспал. А вот артиллерийские залпы откуда-то с окраины Белграда доносились четко. Подошел к окну. Вдалеке поднималось зарево пожара.

Рано утром уже другая сирена — сигнал отбоя тревоги — застал меня в том же номере, в той же постели. Продолжительный монотонный гудок извещал, что натовские самолеты покинули территорию страны.


Продолжение следует...

просмотрено: 570 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»