ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Легендарный сверхмарафонец Курос бегает очень мало

29 марта 2018г.

Грека Яниса Куроса поборникам сверхмарафона представлять, надеюсь, нет необходимости. Для остальных же вкратце напомню. Он обладатель невероятного количества мировых рекордов. Многие из них не побиты и по сей день. Курос неоднократный победитель престижнейших многодневок и непрерывных ультра забегов. На мой взгляд, самые выдающиеся его достижения связаны с 24-часовым бегом. К его рекорду — 303 км 506 м, установленному еще в 1997 году, даже близко никто не может приблизиться. И это был не разовый «выстрел». Все другие результаты в этой легкоатлетической дисциплине, находящиеся на первых строчках, принадлежат только ему.

В первый раз я встретил Куроса в реальности на презентации Афинского марафона в 2003 году. После традиционного в таких случаях фуршета, договорились встретиться в ближайшем сквере, поговорить о его спортивном житие-бытие.

Некоторые его высказывания меня тогда здорово удивили и заставили задуматься. Впрочем, вот рассказ самого Куроса:

«Я родился 13 февраля 1956 году в Триполи. Город находится на высоте 630 метров над уровнем моря. Вокруг горы, холмы. Зимой холодно. Вот я и выбрал из всех спортивных занятий бег, чтобы не замерзнуть. Это было еще в школе. В соревнованиях выступал на дистанциях 3 км, 5 км. Первый марафон — разумеется Афинский — пробежал, когда мне исполнился 21 год. Результат получился неплохим — 2:43.15. Потом каждый год участвовал в нем, шаг за шагом улучшая личный рекорд. Так через пять лет, имея за плечами уже 25 различных марафонов, довел свое достижение до 2:25.

К тому времени, имея определенный опыт, я стал помогать некоторым более молодым ребятам в их тренировках. И зачастую, уже финишировав сам в марафоне, бежал им навстречу, чтобы чем-то помочь, поддержать. Так и пришел к сверхмарафону.

Первый старт в ультра принял в 27 лет. Это был популярный в стране Спартатлон — пробег с легендарной историей из Афин в Спарту. Протяженность дистанции под 250 км. Закончил я ее первым с рекордным временем 21:53.40, опередив ближайшего преследователя на три с четвертью часа. Потом еще три раза участвовал в этих соревнованиях. Каждый раз выигрывал, доведя рекорд трассы до 20:25.00. Ни один из моих четырех результатов, кажется, не побит и по сей день. Меж тем дистанция сейчас стала на 5 км короче, да и вся трасса теперь проложена только по асфальтовому покрытию, а тогда местами приходилось бежать по каменистым тропинкам…

Те, кто ведет официальную международную статистику в сверхмарафоне, утверждают, что в списки мировых рекордов я внес свыше 150 поправок, включая, разумеется, те достижения, что установил по ходу одних соревнований. Например, во время 6-суточного забега в Нью-Йорке в 1984 году по ходу удалось обновить 15 мировых рекордов…

Тренируюсь я немного. За одно занятие пробегаю не больше 12 км. Многие не верят, но это так. Правда, иногда добавляю еще одну такую же тренировку за день. Итого — две. Мой максимальный объем в месяц — 400 км. Вместе с соревнованиями он, конечно, возрастает.

Я знаю, что большинство сверхмарафонцев пробегают на тренировках гораздо больше — по тысяче с лишнем за месяц. Но я уже давно для себя уяснил: сколько не тренируйся, а на сверхмарафонских дистанциях после 100 км все равно всем становится крайне тяжело. И вот здесь важны не столько физические кондиции, сколько умение управлять своей психикой, подключать все умственные и духовные ресурсы, мобилизовать внутреннюю скрытую силу. Только когда неимоверной концентрацией воли ты достигаешь превосходства над собой на ментальном уровне, тогда и будет превзойдена боль, и ты сможешь продолжить бег. Это огромная работа на собой.

К физической же составляющей я все чаще отношусь лишь как к средству адаптации мышц к нагрузке. Хватает порой и двух недель подготовки, чтобы потом выйти на старт. Это не пустые слова. Проверено на себе. Так, перед установлением мирового рекорда на 1000 миль в Нью-Йорке в 1988 году я тренировался всего девять дней, а до этого три месяца вообще не бегал, был занят другими делами. Так же всего по две недели я отводил на подготовку к 1000-километровым пробегам Сидней — Мельбурн. На мой взгляд, как я уже говорил, гораздо важнее соединить воедино физические развитие с духовностью и интеллектом. В этом ключ успеха. По крайней мере в сверхмарафоне. Впрочем, наверное, и в ряде других видов спорта и дисциплин.

Сам я иду к этому разными путями. Познаю себя, совершенствуюсь. Очень много времени отдаю образованию, творчеству. Но на все катастрофически не хватает времени…

В детстве я хотел стать художником. Рисовать картины — и по сей день, пожалуй, самая сильная моя любовь. За зимний период успеваю написать две-три картины. Главным образом это портреты или пейзажи. Несколько моих работ находятся в выставочном центре Афинского муниципалитета.

Еще сочиняю музыку, пишу стихи, книги. В 1997 году у меня вышел сборник стихотворений под названием «Грозди: звуки и строфы». Часть из них положил на музыку. Вообще, мелодии на лирические стихи начал сочинять еще с 12 лет. В годы учебы в высшей школе брал частные уроки по византийской и европейской музыке. В конце 70-х работал как певец и песенный композитор для одной музыкальной компании в Афинах. Записал четыре собственных сольных пластинки.

Однажды даже снялся в фильме об истории марафонского бега. Сыграл роль самого Филиппидеса. Но кино требует слишком много времени и обязывает подстраиваться под планы других».

просмотрено: 840 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»