ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

«Бэдуотер» — детская прогулка на фоне «Транс Австралии»

22 марта 2018г.

На старте их было 24 человека — сильнейших сверхмарафонцев планеты. Не приехал только именитый грек Янис Курос, объяснивший свое отсутствие не полностью залеченной травмой. Остальным же предстояло покорить путь длиною в 4274 км, разбитый на 63 этапа. Причем в соревновательном режиме. Средний ежедневный километраж подсчитать не сложно — около 68 км. До финишной черты добрались не все — лишь 14 человек. Один — австралиец Брайан Смит — скончался прямо на трассе, не пройдя и половины всего расстояния. Еще девять — сошли, включая неоднократного чемпиона мира в беге на 100 км Константина Санталова.

Так что это был за ультрамарафон-многодневка? «Транс Австралия» — единичный пробег, организованный в начале 2001 года в честь 100-летия основания федерации колоний на Зеленом континенте, получившем название Австралийский союз — Австралия.

Анатолий Кругликов

Героем-победителем архисложной гонки стал наш Анатолий Кругликов, даже спустя много лет вспоминающий «Транс Австралию» не без содроганий. На ее фоне сверхмарафон «Бэдуотер» в калифорнийской Долине Смерти, который многие, особенно американцы, позиционируют как самый тяжелый легкоатлетический пробег в мире, Кругликов называет «детской прогулкой». А ему есть с чем сравнивать, ибо он побеждал и на «Бэдуотер», причем с рекордным на то время результатом.

Но вернемся к некоторым фрагментам его австралийских воспоминаний, которыми Кругликов поделился с журналом «Бег и мы».

«Старт был дан 6 января в городе Перт на в штате Западная Австралия. А местом финиша стала столица страны Канберра на востоке. Получилось, что маршрут гонки соединил два побережья континента — Индийского океана и Тихого. В Перте на первый и единственный, как первоначально предполагалось, несоревновательный этап вышел премьер-министр штата. В Канберре встречал тоже премьер, но уже страны, а вместе с ним и послы всех стран, спортсмены которых участвовали в многодневке.

Узнал я об этом пробеге менее чем за месяц до старта. Костя Санталов, на чье имя пришло приглашение на меня и Андрея Дерксена, по каким-то непонятным причинам его придержал. Меж тем участники из других стран владели информацией о гонке еще за полгода и начали загодя готовиться к ней. К счастью, на момент получения известия я находился отнюдь не в разобранном состоянии. Правда, нагрузки в ноябре были низкими. Пришлось форсировано набирать километраж. Готовился на нашей тренировочной базе под Рославлем в Смоленской области. У нас там в лесу есть промеренная 5-километровая трасса. Но зимой она под снегом. Так вот, поутру молодые ребята из группы моего брата-тренера протаптывали ее для меня, и я крутил эти «пятерки». Быстро довел дневные тренировки до 70 км, затрачивая на них около пяти часов.

Анатолий Кругликов (справа) и Андрей Дерксен

В Австралию помощницей со мной поехала Марина Бычкова (ныне Жалыбина. — Прим. ред.), известная спортсменка, знающая толк в сверхмарафоне. Попали мы в самое жаркое время австралийского лета. После нашей то зимы!

Уже на первом соревновательном этапе предстояло бежать 80 км. Солнце палило нещадно. Температура на солнце под 45 градусов. А вокруг ни тенечка. Надо заметить, по такому ландшафту мы бежали первые 1500 км — почти треть всего пути. Это равнина Налларбор — практически лишенная каких-либо деревьев пустыня. Вокруг лишь островки низенького, по колено, кустарника.

Начал я быстро, примерно по 3.40 на километр. Тут надо заметить, что вопросы питания и воды на трассе каждый из участников должен был решать самостоятельно. Часть бегунов арендовала для этих целей персональные автомашины сопровождения. Для тех, кто этого не сделал или не смог сделать, организаторы выделяли одно авто на трех-четырех человек. Мне, Андрею Дерксену и еще одному венгру досталась именно такая — от организаторов. И вот она должна была метаться челноком между нами, чтобы снабжать, как минимум, водой. А бежали то мы не рядышком. К 60-му километру Дерксен отставал от меня минут на 20, а венгр вообще часа на полтора-два. Наша машина, попоив меня последний раз в районе 40-го километра, осталась дожидаться их. И вот уже отметка 60 км, а ее все нет. На такой жаре мой организм обезводился. Меня начало вырубать. Хоть лужу ищи, да где ее в пустыне найдешь. По трассе на десятки, а то и сотни километров не то чтобы населенного пункта, ни одного домика нет.

Наконец машина подкатила. Взял у Марины трехлитровую бутыль с водой и разом выпил. Прошелся метров сто, и вся эта вода назад. Желудок не принял. Потом отпаивался по глоточку и добирался до финиша этапа короткими перебежками. Но меня и в таком режиме следования никто и не догнал.

Большую часть бежали по асфальтированной дороге. Когда она шла по пустыне Налларбор, была ровная как стол, ни малейшего подъемчика или спуска, ни одного заметного поворота. Бежишь по ней, а ощущение, будто стоишь на месте. Пейзаж не меняется. Солнце стоит на месте. Разве что кенгуру перебежит дорогу, да автопоезд длиной метров в сто, составленный из нескольких фур, вихрем промчится мимо. Скорость для автотранспорта на этой дороге ограничена — 100 км. Вот только не максимальная, а наоборот. За автопоездом обычно сильный воздушный поток шел. Еле на ногах удерживались. Однажды словенец Душан Мравле попал в такой вихрь. Он парень и так не ахти какой крупный, а тут еще в гонке изрядно похудел, вот его и приподняло порывом воздуха, потом опустило на шершавый асфальт. Все руки и ноги в кровь ободрал. Спасало нас от частых таких атак только то, что автопоезда днем из-за жары почти не ездили. Только по ночам.

Мы приближались к середине пути и уже почти выбрались из пекла пустыни поближе к цивилизации. Шли длинные этапы под 100 км. Давались они всем очень тяжело. В тот день я и сам чувствовал себя прескверно. Успел пробежать только 15 км, как ко мне подъехала машина организаторов. Сообщили, что прерывают этап из-за смерти одного из участников. Несчастье постигло 57-летнего Брайана Смита, весьма известного австралийского сверхмарафонца. По моему мнению, трагический уход Брайана уберег от такой участи еще пару-тройку человек. Ведь гонка шла без единого дня отдыха. И вот он появился. Да и следующий этап, можно сказать, получился восстановительным. Мы решили пробежать его все вместе в несоревновательном темпе, отдавая дань памяти Брайану.

Ближе к завершению гонки многих, еще остававшихся в строю, стали донимать травмы. Японцу Канаме Сакураи пришлось даже встать на костыли. Долгое время по сумме результатов на этапах он держался третьим. Причем с семичасовым отрывом от четвертого. До финиша оставалось всего три или четыре этапа. Он пробовал преодолевать необходимые километры на костылях. Один из этапов, протяженностью в 60 км, прошел за 16 часов. Но организаторы вынуждены были снять его с соревнований. Сакураи чуть не плакал. И не столько от физической боли, сколько от такого решения.

Мне удалось выиграть 42 соревновательных этапа из 60. Суммарное победное время составило 305 часов 18 минут 45 секунд. Второй результат показал Андрей Дерксен, проигравший чуть менее 20 часов (323:24.47). Третье время у словенца Душана Мравле — 360:50.25».

просмотрено: 864 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»