ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Чудинов бегает босиком, но в шляпе

11 декабря 2018г.

С прошлой субботы почти весь русскоязычный facebook был погружен в поиски контактов, по которым можно связаться с марафонцем Владимиром Чудиновым из Новосибирска. Что за надобность такая? Собственно, ничего экстра ординарного. Но любопытно. На руках одного из любителей бега из Москвы — Максим Шульдешов — оказалась фотография, на которой оба упомянутых товарища запечатлены на трассе Московского марафона прошлого года. «Дрейфуя» некоторое время бок о бок, познакомились, разговорились и разошлись. Через год, то есть нынче, вновь случайно пересеклись среди тысяч участников Московского марафона. Максим похвалился, что имеет памятное фото с Чудиновым. Новосибирец тоже загорелся желанием иметь такой снимок. Но так как не пользуется никакими современными средствами коммуникации, попросил у Шульдешова его телефон, чтобы потом позвонить ему из Новосибирска и сообщить почтовый адрес, на который можно выслать желанное фото. Не позвонил. Впрочем, может, и звонил, но контакта так и не состоялось. И вот Максим решил сам найти Владимира Чудинова, чтобы выполнить свое обещание относительно отправки фотографии.

Соцсети в этом плане великая вещь. Узнав о такой «проблеме» я тоже подключился к поискам контактов Чудинова, благо неплохо с ним знаком. И телефон его у меня наверняка где-то записан, ибо лет десять назад опубликовал с Чудиновым развернутое интервью в журнале «Бег и мы». Но так с лету его не нашел. Чудинов обычно сам звонит мне пару раз в год спросить о том о сем. Однако помог мне Илья Михайловский из команды Сибирского международного марафона, что проводится в Омске.

Задача, казалось бы, решена. Но вот уже полдня набираю номер телефона Владимира Чудинова, но абонент не отвечает. Немного забеспокоился. Чудинов-то человек немолодой, в этом году исполнилось 75 лет. Живет один. В городе, но, можно сказать, отшельником. Человек он своеобразный. Главная узнаваемая его отличительная особенность — он все время бегает босиком. С самого начала, как только ступил на беговую тропу. Вот и Московский марафон-2018 пробежал в стиле а-ля Абебе Бикила и с весьма достойным результатом для своего возраста и своей босоногости — за 5:25.15.

Пока поиски контакта с Чудиновым продолжаются, хотел бы предложить читателям нашего сайта то давнее интервью. На мой взгляд оно весьма любопытное и познавательное. Только еще раз напомню, что интервью 9-летней давности, поэтому делайте корректировку по тексту.


— Владимир, с чего это вдруг вы бегаете босиком? Тем более по асфальту. Все вон в кроссовках, а вы их, похоже, напрочь игнорируете. Что это для вас — вопрос имиджа, экономии или мировоззрения?

— Сейчас уже просто привычка, и ничего более. А вот в начале моих занятий бегом, не скрою, весьма остро стоял и финансовый вопрос. В то время все старались щегольнуть в фирменных кроссовках, которые у нас в стране только-только появлялись. По тогдашним нашим зарплатам они стоили очень дорого. По крайне мере, мне они были не по карману. Вот я и подумал: а почему бы не попробовать босиком.

— Кто-то надоумил или сами решили?

— Был один пример для подражания. Я тогда в Омском институте физкультуры учился и где-то прочитал, что какой-то африканец марафон на Олимпиаде босиком выиграл. Это и было подсказкой — значит, можно все-таки и без обуви бегать, и даже такие длинные дистанции, и даже по асфальту.

— Ничего себе «какой-то» — легендарный Абебе Бикила.

— Сейчас-то я это тоже знаю, а тогда в институте у меня была специализация не легкая атлетика, а плавание, бегать только-только начинал.

— И сразу босиком?

— Нет, некоторое непродолжительное время до того, как узнал про Бикилу, бегал в простеньких кроссовках. И первых два своих марафона — тоже в обуви. Но следующие 78 — исключительно босиком. Даже три «сотки». Правда, их трасса была проложена по естественному грунту, но с мелкими камешками под ногами — тоже не сахар. Помнишь, наверное, был в Екатеринбурге такой сверхмарафон — «Уктусские горы».

— А когда вы начали бегать марафоны?

— Достаточно поздно — в 46 лет. Я и институт-то закончил, когда мне было почти под 50. До этого жизнь проходила в походах, в морях. Какое-то время жил в Магадане. Марафонское крещение получил на Сибирском международном марафоне в Омске. Кстати, его я не пропустил ни разу. В этом году бежал там в 20-й раз. А мой так называемый «босиковый» стаж насчитывает уже 17 лет.

— А вы только на соревнованиях так бегаете или на тренировках тоже?

— Обуваюсь с первым снегом и разуваюсь, как только он сходит. Все остальное время — исключительно босиком, не важно — соревнования ли это или просто утренняя пробежка. Хотя довелось прочувствовать, как и белый холодный наст пятки щиплет. Однажды приехал в Краснотурьинск на весенний марафон. Погода уже несколько недель стояла плюсовая. Все кругом успело подсохнуть. А тут, откуда ни возьмись, снежный циклон на город свалился, а я без кроссовок. Вот и пришлось бежать босиком.

Второй раз в Красноярске в 1998 году при 15-градусном морозе уже сознательно тестировал себя на рождественском полумарафоне. На мне были только трусы, майка да лыжная шапочка.

Но это единичные случаи. Вот если бы жил в местах, где не бывает снега, то, наверное, круглый год обходился бы без обуви. Но мой дом в Новосибирске.

— Я так понимаю, что главным образом вам приходится бегать по асфальту?

— Совершенно верно. Но в моем активе есть и 10 горных марафонов «Конжак». Там асфальта нет, но несколько километров трассы, что ближе к вершине горы, приходится бежать по камням да валунам, а это пожестче всякого асфальта будет. Там у большинства участников к концу дистанции кроссовки просто в лохмотья превращаются. На финише многие с изумлением смотрят на мои босые ноги, а им — хоть бы что.

— Так уж и никаких мозолей, ссадин, ран, порезов?

— Практически ничего из перечисленного. Ни сухих, ни водяных мозолей. Ноги как ноги, разве что кожа немного грубее на подошвах, чем у других. Да и то не очень заметно.

— Ну а травмы бывают? Проблемы со связками, боли в суставах?

— Да нет, все у меня в этом плане нормально.

— Надо же! А известные спортивные фирмы десятилетия колдуют над новыми технологиями, стараясь придать беговой обуви максимальные и амортизационные, и стабилизационные, и всякие прочие, страхующие опорно-двигательный аппарат, качества, и все равно они не гарантируют стопроцентной сохранности ног спортсмена. А вам вот и без этих технологических новшеств, оказывается, неплохо бегается?

— Не сочти, что я лукавлю. Но так оно и есть.

— Я прикинул по предыдущим ответам, что вам сейчас порядка 65 лет.

— Чуть больше — 66.

— Работаете или на пенсии?

— Пенсия у меня очень маленькая, поэтому приходится подрабатывать. Живу-то один, помощи ждать не от кого.

— А до выхода на пенсию чем занимались?

— После того, как получил диплом о высшем образовании, несколько лет проработал тренером по плаванию. Это было в начале 90-х. Тренерская работа в те годы материально практически обесценилась — платили гроши. Даже на жизнь не хватало. Пришлось пробовать себя в других сферах деятельности, в частности, распространял прессу: газеты, журналы…

— Вы ведете дневник тренировок, подсчитываете, сколько пробегаете за неделю, за месяц?

— Раньше вел, старался выполнить какой-то определенный объем беговой работы. Но в последние два-три года нагрузки заметно снизил. Я уже упоминал, что живу один, времени на все не хватает. Надо везде самому все успеть: и по работе, и по хозяйству. Бегаю только раза три в неделю, примерно по пять километров.

— И со столь малым объемом выходите на старт марафона?

— Последние два-три года именно так. Да и раньше тренировочный километраж не намного был больше. Удавалось иногда делать пробежки по 15–20 км, но это не чаще одного-двух раз в месяц.

— И какие же результаты показываете на марафоне?

— Лучший за все годы — 3:27. В прошлом году — 3:45.22.

— Когда выходите из дома босым на пробежку, как на это народ вокруг реагирует? Шуточки в след не отпускают?

— Я живу на окраине города и бегаю, в основном, до ближайшего парка и обратно. Здесь меня мало кто видит. А те, кто видит, не обращают внимания.

— Я, как и многие, заметил у вас еще одну незыблемую особенность в экипировке — шляпу. Одни бегают в шапочках с козырьком, так называемых бейсболках, другие — в банданах, третьи — с повязками на голове, а вы — редчайший случай — в шляпе.

— Да как-то так само собой получилось. Жарко же иногда бывает на марафоне, вот я и надеваю шляпу. Помогает. Да и привык я уже к ней.

— А шляпа-то одна и та же или меняете?

— У меня их несколько. Есть даже кубинская. В свое время я два года проработал на Острове свободы. Давно, правда, это было, еще в советские времена. Конечно, той, которую привез оттуда, уже нет. А нынешнюю кубинские студенты подарили. Меня, кстати, за Уралом из-за этого моего головного убора так и прозвали — Шляпа.

Б.П.
просмотрено: 516 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2019 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»