ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Любовь Блейх. Женщина без географических границ

12 января 2018г.
Любовь Блейх — единственная россиянка, пробежавшая марафоны
на всех континентах и Северном полюсе

На каком фрагменте жизни этой удивительной женщины ни сфокусируй внимание, каждому из них впору посвящать отдельный рассказ. Она побывала на Северном полюсе и в Антарктиде, оставила свой след на всех без исключения континентах земли и в десятках больших и малых городах по всему миру. Если задаться вопросом: что она там делала, пожалуй, никакое логическое размышление не подскажет правильный ответ. Она там бегала. И не просто бегала — покоряла марафоны, дистанции, протяженностью в 42 км 195 м. Причем, на официальных соревнованиях. За наиболее яркие и неординарные свои вояжи она несколько раз была занесена в Книгу «Россия. Рекорды и достижения» Международного агентства рекордов и достижений.

Если бы я не был лично знаком с этой женщиной, то после первых строк воображение, скорее всего, нарисовало бы образ молодой спортсменки высокого уровня физической подготовленности. Меж тем Любови Михайловне Блейх в январе исполнился 71 год. А все ее многочисленные неординарные успехи в любительском спорте стали накапливаться в бездонной копилке, когда ей минуло далеко за сорок.

После рождения в 1986 году четвертого ребенка Любовь Блейх неожиданно заболела, буквально через четыре месяца после появления малышки на свет. Тридцатидевятилетняя женщина стала темнее тучи, ощущала неимоверный упадок сил. Врачи только пожимали плечами, даже не смогли определиться с диагнозом. В одном только были уверены, что это никак не связано с послеродовыми процессами. Сама Любовь Михайловна, многократно проанализировав все обстоятельства и нюансы того времени, сейчас склоняется к версии, что на нее каким-то образом повлиял радиационный фон от аварии на Чернобыльской атомной электростанции, произошедшей как раз в те дни. Это она уже потом узнала то, что вначале старательно умалчивалось: вредоносное облако проплывало и над Москвой, хотя и в значительно ослабленном виде.

Два с лишнем года нахождения в таком разбитом состоянии способны надломить силу духа у кого угодно и заставить смириться с создавшимся положением. Но как же дети? Кто их поставит на ноги? Это главным образом беспокоило многодетную мать. Старшая Татьяна в то время заканчивала школу, Генрих, был еще подростком, Феликс только–только готовился пойти в первый класс, а маленькая Инга — та вообще практически находилась на руках. Конечно, муж Клименьтий взял на себя основные семейные хлопоты. Но детям нужна была мать. Здоровая, энергичная, жизнерадостная. И Любовь Блейх приняла единственное, пожалуй, правильное решение. В один из дней ранней весны она вышла из дома и, превозмогая себя, направилась в сторону находившегося по соседству школьного стадиона. Там, едва замкнув один круг, обессиленная вернулась домой. Но руки не опустила и на следующий день вновь отправилась по тому же маршруту, добавив ко вчерашнему покоренному расстоянию еще сотню метров. И так каждый день.

Первые признаки улучшения самочувствия новоиспеченная физкультурница почувствовала уже через пару недель. Воодушевленная едва заметным, но все-таки прогрессом, отважилась заменить несколько шагов ходьбы беговыми. Потом еще и еще. Через два месяца регулярных занятий, вчерашняя большая могла покорить трусцой уже до трех километров.

«Спортом раньше я никогда не занималась, — вспоминает Любовь Михайловна. — По физкультуре всегда были одни тройки: что в школе, что в техникуме, что в институте. Когда надо было сдавать зачеты по бегу, меня подруги просто брали за руки и тянули к финишу».

Иначе, как парадоксом жизни, такое назвать не приходит и в голову, ибо на сегодняшний день Любовь Блейх является женщиной, пробежавшей самое большое количество марафонов среди россиянок. Их у нее на счету 230! И это, как уверена сама обладательница непревзойденного достижения, еще далеко не итоговые цифры.

Московский международный марафон мира (ММММ)

Бегает Любовь Блейх не быстро. Часы минуты, секунды — это предмет заботы спортсменов-профессионалов. Для нее же марафоны — беговое путешествие. Если разложить перед собой карту мира и, закрыв глаза ткнуть пальцем на какую-нибудь точку на ней, то с очень большим процентом вероятности можно услышать ответ нашей непоседы: «Да, я там бегала». Комсомольск-на-Амуре и Брест, Мурманск и Одесса, Чикаго и Дурбан, Сургут и Дюртюли, Омск и Саратов, Лондон и Рио-де-Жанейро, Пенза и Курган, Аляска и Париж… Марафоны послужили поводом побывать в порядка сорока странах мира. Во многих даже не по одному разу.

Марафон «Золотой каньон». США. Штат Аризона

Практически одновременно с началом занятий бегом Блейх приобщилась и к моржеванию. Она стала посещать любительский клуб в Царицино, где как раз были в почете эти два спортивно-оздоровительных направления. Круглый год трижды в неделю окуналась в прорубь. Дома после беговой тренировки тоже только холодный душ. А ее постоянной спальной комнатой стал и остается по сей день самый обычный балкон. Разве что застекленный. И не важно, что там на календаре — июль или январь. Температура на нем абсолютно повторяет уличную, только безветренно. Хотя одно из окон обязательно приоткрыто.

Она и на свои-то ежедневные пробежки едва ли не круглый год выходит в футболке и шортах. По крайней мере до минус десяти градусов подобная экипировка для нее обычное дело. Только вот на руки обязательно надевает рукавички.

Зеленоградский зимний «БИМ»-марафон

Такая прочная связка бега и моржевания в ее кардинально изменившейся жизни и стала, пожалуй, главным импульсом, зародившим в ней непреклонное желание пробежать марафоны сначала в Антарктиде, а потом, чтобы сбалансировать земную ось, и на Северном полюсе. Увлекательные рассказы Любови Михайловны об этих вояжах, должно быть, особенно интересно слушать длинными зимними вечерами ее сегодняшним шестерым внукам, сидя у камина или погрузившись в уютное кресло и укрывшись теплым мягким пледом. Надеюсь, что отдельные фрагменты будут интересны и читателям нашего сайта.

«Узнав однажды, что в Антарктиде ежегодно проводится марафон, я словно помешалась на этой идее. Никто и ничто не могли удержать меня от такого на первый взгляд сумасбродного поступка. Даже не знаю, откуда появился у меня этот бзик, но мне безудержно захотелось пробежать самый южный в мире марафон по практически необитаемой земле и искупаться в Атлантическом океане у берегов самого холодного континента. Я взялась детально прорабатывать созревший план, на что ушло около двух лет, и, конечно, готовилась к такому событию физически и ментально.

Антарктида. Первым делом — марафон, потом — купание

Но перед тем, как отмерить 42 км на краю земли, до него еще надо было добраться. Что тоже оказалось отнюдь не легким делом. Долгие изнурительные часы полета, многократные взлеты и посадки, далеко не безмятежные воды Атлантики…

В начале февраля 1999 года вся международная группа марафонцев собралась в столице Аргентины Буэнос-Айресе. Я, 52-летняя женщина, практически не знающая ни одного иностранного языка, добралась туда самолетами через Амстердам и Сан-Пауло. Потом мы уже все вместе перелетели в самый южный город планеты Ушуая, расположенный на остове Исла-Гранда, входящий в архипелаг Огненная Земля. К моему большому удовлетворению в группе оказался еще один россиянин — Андрей Пясецкий из Сургута.

В порту нас ждал зафрахтованный канадской фирмой «Морские приключения» российский корабль «Академик Иоффе», предназначенный для научных исследований. Но из-за отсутствия финансирования для его профильной деятельности, корабль в то время использовался в коммерческих целях. Этот шестипалубный красавец с самым современным оборудованием для научных изысканий, мог принять на борт 115 пассажиров, добавив их к 40 членам команды.

Во время океанского похода практически всех марафонцев жутко укачивало. Особенно когда проходили пролив Дрейка, соединяющий Тихий и Атлантический океаны. Команда корабля нас подбадривала, мол, нам еще повезло, что не попали в настоящий шторм. Однако на берег мы сошли еда держась на ногах.

Февраль в Антарктиде — это разгар лета. Температура воздуха около нуля градусов. Но он очень разряжен, что затрудняет дыхание. И пронизывающий до костей ветер. В день марафона его сила достигала пяти баллов.

Условия для бега оказались значительно сложнее тех, на которые я загодя стоически настраивалась. Такого не испытывала даже на марафоне «Дорога жизни» на Ладоге, участвуя в нем при температуре минус 27 градусов.

42-километровая дистанция была проложена двумя кругами, в начале каждого из которых надо было забежать по пологому склону, да что там забежать — заползти, на ледник высотой в 600 метров. Под ногами то камни, то рыхлый снег, проваливаясь в который ноги тут же оказывались в воде.

Маршрут проходил через несколько антарктических научно-исследовательских станций, принадлежащих разным странам. Была на пути и российская — «Беллинсгаузен», основанная еще в 1967 году. Там наши ребята, подбадривали всех марафонцев кружкой горячего чая. Они были просто шокированы, когда увидели женщину из России. Раньше никто из наших соотечественников не участвовал в этом марафоне. А еще они были поражены моей по-московски летней экипировкой – шортами и футболкой — и наперебой предлагали одеть одну из их шапок и теплые штаны.

Финишировать в марафоне было в первую очередь делом принципиальным. В тот день для меня не существовало такого препятствия, чтобы не справиться с поставленной задачей, не взирая на рыхлый снег, ледяные торосы и камни, поочередно меняющиеся под ногами.

А на следующий день я искупалась в водах холодного Атлантического океана у берегов Антарктиды, в очередной раз шокировав не только марафонцев и корабельную команду, но и вальяжно прогуливающихся неподалеку пингвинов».


Другое экстремальное марафонское путешествие — на Северный полюс — Любовь Блейх предприняла в 2007 году, только-только отметив свое 60-летие.

На этот раз надо было самостоятельно добраться до городка Лонгиербиен на острове Шпицберген, находящийся в Северном ледовитом океане далеко за полярным кругом. Любовь Михайловна выбрала такой маршрут: вначале поездом из Москву до Мурманска, потом перелет тружеником малой авиации советских времен АН-24 до норвежского Тромсо и уже потом скандинавской авиакомпанией в самый северный городок с населением менее двух тысяч жителей, но со своей школой и даже университетом. А еще с пятизвездочным отелем, где и была назначена встреча марафонцев. Отсюда потом совместно все должны были отправиться дальше к Северному полюсу. Собралось 43 бегунов из 22 стран, включая пять женщин. Любовь Блейх, как участница марафона, оказалась единственной из России.

Марафон на Северном полюсе

Вот как она вспоминает то путешествие:

«Дальше мы должны были вылететь двумя рейсами на зафрахтованном организаторами пробега российском АН-74, специально предназначенным для работы в арктических условиях, в лагерь Борнео — опять-таки российский, — расположенный на дрейфующей вокруг полюса льдине и представляющий собой несколько домиков. Еще из иллюминатора самолета увидела изредка попадавшиеся на глаза глубокие трещины, сквозь которые темнела вода океана. Взлетно-посадочная полоса, на которую мы приземлились была не длиннее 700–750 м. А толщина дрейфующей льдины, как узнала позже от полярников, составляет порядка полутора метров.

Борнео встретил нас двумя удивительно красивыми параллельными радугами. Но до самого полюса оставалось еще 27 км. Туда нес перебрасывали уже вертолетом МИ-8. Время в пути всего 12 минут.

Начало забега было назначено на четыре часа утра. Впрочем, понятия утро, вечер, день, ночь в некотором смысле на полюсе весьма условны. Солнце не заходило сутки напролет, вращаясь над головой по небольшому кругу. Это давало ощущение, что до небосвода можно достать рукой. Температура воздуха была умеренной — около тридцати градусов, дул легкий ветерок. Небольшие равнинные участки вокруг сменялись высокими сугробами и ледовыми торосами. Словом — полнейшая целина.

В месте старта (оно же и место финиша) организаторы установили палатку, в которой готовили чай, кофе и овсяную кашу, поддерживая таким образом марафонцев на бегу. Нам предстояло замкнуть 10 кругов, протяженностью 4,2 км.

Некоторые бегуны надели на ноги короткие лыжи-полозья, чтобы не проваливаться на рыхлом снегу. Я же еще в Москве сшила себе специальные бахилы, в них и отправилась преодолевать тяжелые арктические километры.

При ясной, казалось бы, погоде наша базовая палатка всякий раз исчезала из вида, едва я удалялась от нее на несколько сотен метров. Это вселяло определенное волнение и даже страх. Шутка ли, нас еще до поездки организаторы официально предупреждали о весьма большой доле риска, связанной с возможным столкновением на трассе с белым медведем. Даже рекомендовали иметь при себе во время бега армейский швейцарский нож. Хотя случись что, он вряд ли кому помог бы. Разве такого зверя весом в 500–700 кг сразишь острой полоской металла? Только раззадоришь, да и улизнуть не успеешь. Говорят, белый медведь, если пустится вскачь, может развить скорость до 70 км в час. А с места прыгает на 10-15 метров.

Вот такие опасения крайне нежелательных встреч вкупе с сильным морозом не позволяли расслабиться и постоянно подгоняли вперед. Особенно жутко было на последних кругах, когда на трассе осталось совсем мало участников. В причудливых нагромождениях льда и снега то и дело виделся косолапый хозяин тамошних мест. При любом шорохе за спиной я рефлекторно увеличивала скорость, боясь даже обернуться. К счастью, все завершилось благополучно».


Вернувшись благодаря бегу и моржеванию к полноценной жизни, более того, поднявшись в своей энергетике значительно выше доболезненного уровня, Любовь Михайловна смогла сделать очень и очень многое. Она воспитала детей. Все четверо успешно отучились в ВУЗах, параллельно занимаясь спортом, да так, что стали кандидатами и мастерами спорта по настольному теннису. Именно забота о детях подтолкнула Любовь Блейх к идее создать свою небольшую фирму. По образованию она экономист, и вместе с зародившейся тягой к бегу она обнаружила в себе еще и тягу к своей профессии.

Все вокруг складывалось гармонично. Кроме одного. В какой-то момент заболел муж. Да так и не смог поправиться. В 54 года Любовь Михайловна овдовела. Они были ровесниками. Выдержать такой удар опять-таки помогли бег, работа и, конечно же, уже подросшие дети.


Лет пять назад свою вполне успешную фирму Любовь Блейх передала детям. Все они начали работать в ней, когда бразды правления держала в руках еще Любовь Михайловна. Наследники успели вникнуть в деятельность компании, и теперь сами развивают начатое их мамой дело.

Пора и замуж. Любовь Блейх и Феликс Фейгин

В возрасте 65 лет Любовь Михайловна вторично вышла замуж. Ее избранником стал на тот момент 74-летний Феликс Фейгин, доктор физико-математических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН и, естественно, действующий марафонец. Правда, скорее наша героиня стала его избранницей. Феликса Захарович на протяжении ряда лет предлагал Любови Блейх руку и сердце. Благосклонный ответ получил только с третьего раза.

просмотрено: 407 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»