ИЗМЕРЬ ПЛАНЕТУ ШАГАМИ САМ!

Анжела Багабиева. Куклы или марафоны?

15 января 2018г.

Наш сайт, являющийся преемником печатной версии журнала «Бег и мы», предполагает периодически обращаться к наиболее интересным материалам из этого издания 20-летней давности. Мы открываем рубрику «20 лет назад» публикацией интервью, которое Борис Прокопьев взял у самой юной на то время бегуньи — Анжелы Багабиевой, — выбравшей марафон своим главным спортивным увлечением.

Эту хрупкую девчушку из Нижних Серег Свердловской области с короткой мальчишечьей стрижкой я встречал на различных пробегах на протяжении ряда лет. И отнюдь не на детских — на взрослых. Причем не в качестве зрителя, а настоящего участника. Все как положено — нагрудный номер, впечатанная в стартовые и финишные протоколы фамилия. Среди дядей и тетей она казалась сказочной дюймовочкой. Правда, чаще всего рядом с ней или чуть сзади обычно бежал молодой мужчина — ее папа. Однажды на одном из крупнейших пробегов страны — Сибирском международном марафоне, ежегодно проходящем в Омске — на каком-то участке трассы я ненадолго поравнялся с этой очень юной бегуньей. Вокруг было много других участников, но ее папы рядом не увидел. Девочка бежала одна, ни на кого не обращая внимания, и только по-взрослому, целеустремленно, шажок за шажком впервые для себя отмеряла дистанцию протяженностью в 42 км 195 м. Анжеле Багабиевой было тогда всего восемь лет.

В тот день во время бега «грузить» начинающую марафонку вездесущими журналистскими вопросами посчитал делом неподходящим. Решил отложить свою затею до лучших времен.

Ожидание такой встречи затянулось почти на полтора года, пока я не выбрался в Екатеринбург на 80-летний юбилей одного из патриархов национального любительского бегового движения Виктора Александровича Дутова. Там после пробега, организованного по такому торжественному случаю, и выпала возможность обстоятельно побеседовать с Анжелой, оказавшейся не по годам рассудительной, и с ее папой Юрием Багабиевым. На день нашего разговора моей собеседнице только-только исполнилось десять лет.

— Анжела, с какого возраста ты увлекаешься бегом?

— С трех лет.

— Тебя родители увлекли им? Вообще, как и с чего все началось? Расскажи.

— Не могу. Не подумайте, что я делаю из этого какую-то тайну. Просто не помню.

— Хорошо, тогда давай попросим помочь ответить на вопрос твоего папу. Юрий Михайлович, пролейте, пожалуйста, свет на эту часть Анжелиной биографии.

— Если вести отсчет от самых истоков, то Анжела впервые побежала уже в первый год жизни. Она стала ходить с десяти месяцев. И сразу же побежала. Разумеется, по квартире. Впрочем, как и большинство других детей. В этом нет ничего удивительного. А вот первый серьезный сюрприз она преподнесла в трехлетнем возрасте. Сам я увлекался, да и сейчас увлекаюсь больше игровыми видами спорта — футбол, баскетбол, волейбол. Бег же рассматриваю как одно из средств тренировки. Пробегал я тогда по три-пять километров. Обычно делал это на стадионе, куда брал с собой и Анжелу. Включал там магнитофон и оставлял около него с игрушками свою малышку. Сам же наматывал круги, поглядывая на ребенка со стороны.

На одной такой тренировке уже после первого круга бега обнаружил, что Анжелы нет на том месте, где я ее оставил. Немного запаниковал. Мой взволнованный взгляд стал метаться по всему стадиону. И где ты думаешь я ее обнаружил? Она оказалась за моей спиной и спокойно бесшумно бежала по пятам. Бежала просто так. Не потому, что побоялась остаться одна. Вовсе нет. В ее глазах читалось большое любопытство, интерес.

Так как сам я бежал медленно, решил не останавливать и ее. Хотел посмотреть, что из этого получится. Итог поразил меня. Она пробежала за мной все пять километров.

Такие возможности Анжелы захотелось зафиксировать в какой-нибудь официальной обстановке. И мы вскоре отправились в Минск на пробег, посвященный чернобыльцам. Там она стартовала на 5-километровой дистанции и успешно с ней справилась. Это стало началом нашей беговой эпопеи. Говорю «нашей», так как благодаря Анжеле более серьезно пристрастился к бегу и сам. Новые беговые высоты для нее и для меня покорялись одновременно. Мы шли в ногу.

В тот же год поехали еще на один пробег — в Тюмень. Дистанции там предлагались разные: от 5 км до марафона. Мы выбрали минимальную. Трасса была проложена по принципу «туда-обратно». Однако в нужном месте судьи по невнимательности не подсказали нам о развороте, и мы проскочили дальше. Когда же сами заподозрили неладное, оказались уже на отметке 5 км. Надо было как-то возвращаться назад. Ждать судейский автобус, подбиравшего сошедших с дистанции участников, предстояло долго — он проследовал еще дальше за бегунами, стартовавшими на 20 км и 42 км. Я предложил Анжеле идти обратно не спеша пешком. Но Анжела с непосредственной детской наивностью удивилась: «Почему идти?» — и побежала впереди меня к финишу. Так мы впервые покорили 10-километровую дистанцию.

— Анжела, а в каком классе ты сейчас учишься?

— Я не хожу в школу. Занимаюсь дома.

— С кем?

— С папой.

— Юрий Михайлович, это еще одна неожиданность! Прокомментируйте, пожалуйста.

— Ничего особенного в этом нет. Сейчас разрешено очень многое. Вдобавок, я по образованию — преподаватель. Специализация по институтскому диплому — учитель географии. Следовательно, имею право.

— И тем не менее, что вас побудило давать образование дочери на дому?

— Во-первых, в такой ситуации мы можем сами полностью составлять распорядок дня, значительная доля которого отводится занятиям спортом. Ведь Анжела уже проводит двухразовые тренировки. Во-вторых, я 15 лет проработал учителем в школе и убедился, что пока, увы, это не то место, где можно воспитать настоящего человека.

— А как на это смотрит школа?

— Школа к нам претензий не имеет. Анжела каждый год сдает экзамены, проходить собеседование. Скоро будем отчитываться по программе пятого класса. Пока все в полном порядке. Разве что русский язык немного хромает — между «хорошо» и «отлично».

— Как же выглядит учебно-тренировочный день Анжелы?

— Первая тренировка — утренняя, после завтрака. Она состоит главным образом из упражнений, направленных на растяжение и развитие различных групп мышц. Своего рода — общефизическая подготовка. Днем — вторая тренировка. Чаще всего это равномерный длительный бег, после которого Анжела приходит ко мне в спорткомплекс, где я работаю директором. Здесь она играет в настольный теннис или в волейбол, баскетбол. Учебными предметами мы занимаемся в свободное от тренировок время. Словом, день занят полностью.

— Вы сказали про равномерный длительный бег. Это сколько?

— На данный момент по 9 километров ежедневно.

— Даже без выходных?

— Практически — да. Время от времени меняется только продолжительность бега и его характер.

— А как смотрят на это врачи? Анжела, полагаю, находится под наблюдением спортивных медиков?

— С четырехлетнего возраста она состоит на учете в Свердловском областном врачебно-физкультурном диспансере. Никаких отклонений в ее здоровье зафиксировано не было. Но мы сейчас перестали посещать это заведение. К сожалению, там теперь за каждое слово, произнесенное врачом по существу, необходимо платить. Приходим, например, как-то к одному специалисту на осмотр, он мельком бросил взгляд на Анжелу и говорит: «Что-то девочка бледненько выглядит. Надо побольше есть кураги и чернослива. С вас такая-то сумма. Платите». Все. После таких разговоров мне этот диспансер стороной обходить хочется. Теперь мы время от времени заглядываем в свою районную поликлинику, чтобы снять там электрокардиограмму. Этого пока хватает. Жалоб нет.

— Но курагу и чернослив в рацион питания все-таки включили?

— И не только сухофрукты. У нас и свежие дома постоянно на столе. Кстати, Анжела еще ни разу в жизни не пробовала мяса и яиц. Она вегетарианка. А вот молочные продукты у нас в почете — сыр, творог, масло. А еще каждый раз после еды она лакомится долькой шоколада. Так уж повелось.

— Анжела, да ты, оказывается, закоренелая сладкоежка. Конфеты любишь?

— Не очень. От них зубы портятся.

— Уже приходилось лечить?

— К сожалению, да.

— Я хочу за дочь немного продолжить эту тему. Как-то несколько лет назад Анжела впервые побывала на приеме у стоматолога. Дело обычное — появилась дырочка в зубе. Зуб, естественно, пришлось немного посверлить перед тем, как поставить пломбу. После лечения врач сделал в карточке несколько необычную запись: «Очень терпеливая девочка». Но самое интересное произошло позже, во время нашего следующего посещения стоматолога. Тамошние врачи, узнав о стойком характере Анжелы, обратились к нам с просьбой: не могли бы они на Анжеле опробовать новую импортную бормашину. Анжела согласилась. Машина, в свою очередь, тоже оказалась на высоте.

— Анжела, а сколько на твоем счету уже покоренных марафонов?

— Шесть.

— И это в десятилетнем-то возрасте! А где бежала?

— По два раза в Омске и Нижневартовске. По одному — в Тюмени и Краснотурьинске.

— И какой у тебя пока лучший результат?

— 4 часа 17 минут 32 секунды.

— Анжела, а тебе не тяжело бежать марафон?

— Я бы не сказала, что мне бывает очень трудно. Хотя известно, что настоящий марафон только и начинается после 35-го километра.

— Юрий Михайлович, вы, конечно, в курсе, что в большинстве стран, в том числе и нашей, юношам и девушкам моложе 18 лет, а тои 20, официально не разрешается участвовать в марафонах. Слишком велико напряжение. Вы, однако, пренебрегаете таким правилом. Как это можно объяснить?

— Конечно же, мне это известно. Но такие положения отнюдь не являются незыблемыми. Некоторые ученые-медики, например, уже не столь категоричны в этом вопросе. Сам же я придерживаюсь такого мнения: следует опасаться не протяженности дистанции, а скорости ее пробегания.

— Анжела, похоже, бег для тебя самое главное занятие. И ты, наверное, собираешься достичь в нем какой-то высокой цели?

— Если не заглядывать в далекое будущее, то хочу пробежать 100-километровую дистанцию.

— И когда же это недалекое будущее может наступить?

— Думаю, года через три.

— А чем ты еще увлекаешься? Дистанцию ты бегаешь исключительно взрослую, а какие-нибудь детские игры тебя интересуют? Например, в куклы?

— Иногда. Я почти все куклы свои уже раздала. Остались единицы. В основном те, которые на соревнованиях в качестве подарков получаю.

— Скажи по секрету, а мамины украшения любишь у зеркала примерять? Бусы там разные, сережки?

— Мамины!? Зачем? У меня свои имеются.

— Уже?

— Что делать. Мне их на соревнованиях тоже дарят, когда побеждаю. А такое случается нередко.

Журнал «Бег и мы», 1998г.
просмотрено: 860 раз(а)

Подпишитесь на обновления

Найти на сайте

Говорим: Спасибо!

Найти публикацию по дате

<< 2018 >>
Январь Февраль
Март Апрель
Май Июнь
Июль Август
Сентябрь Октябрь
Ноябрь Декабрь

Архив журнала «Бег и мы»